ManzaL (manzal) wrote,
ManzaL
manzal

"Цепные псы"

Ну, а для тех, кто не успел услышать меня в прямом эфире - на сайте радио "Комсомольская правда" появилась запись эфира со мной в гостях у Эдварда Чеснокова и Елены Нашикян.


Почитать текстовую трансляцию и послушать запись вы можете, перейдя по этой ссылке.


http://www.kp.ru/radio/stenography/140984/





Под спойлером вы также найдете эфир в текстовом формате.
[эфир]

Чесноков:
- Историки говорят, что Россия – это страна с непредсказуемым прошлым. А мы сегодня говорим, что Россия – это страна с непредсказуемым количеством субъектов. В 89-м году скажите кому-нибудь, что СССР распадется, вас бы засмеяли. В 99-м скажите, что мы будем возвращаться на утраченные геополитические позиции, нас был тоже засмеяли.
Именно об этом мы сегодня поговорим. Сколько субъектов будет в России в 2020 году? У нас в гостях блогер земли русской Андрей Манзолевский.
Манзолевский:
- Добрый вечер!
Нашикян:
- Спасибо, что приехали к нам, Андрей. А где вы живете? В каком городе?
Манзолевский:
- Я живу в Санкт-Петербурге.
Чесноков:
- А в вашем ЖЖ на вашей странице профиля немного другая геолокация. Какая?
Манзолевский:
- У меня там указан город Санкт-Петербург и страна Украина.
Чесноков:
- Получается, ради рейтинга, чтобы украинские пользователи видели вас в украинском рейтинге и заходили к вам?
Манзолевский:
- Дело не совсем так. Просто когда начались все события, происходящие в Новороссии, я находился на территории Украины. И мне хотелось понять эту проблему с различных точек зрения, в том числе послушать граждан Украины, чтобы они смогли высказаться у меня по этому поводу.
Чесноков:
- Вы там как турист находились? Или как тайный агент?
Манзолевский:
- Я там находился как турист. У меня там проживают родственники.
Чесноков:
- Не будем о родственниках. Не дай бог, что плохое что с ними… Не любят наши друзья, когда их критикуют.
Послание к федеральному собранию, с которым выступил наш президент. Андрей, вам из этого послания что запомнилось?
Манзолевский:
- Я не смог его посмотреть, но я его прочитал.
Нашикян:
- А можете выделить какие-то важные фрагменты?
Манзолевский:
- В целом впечатление было, что послание было не народу, а больше склонно к элите. Посыл к элите. Мне показалось так.
Нашикян:
- Почему?
Манзолевский:
- Там говорилось о налогах, о развитии регионов. О насущных проблемах народа было сказано мало.
Чесноков:
- Меня что поразило? Там говорилось о Турции и, по сути, ни слова об Украине, хотя последние полтора года эта тема была постоянной в повестке. С украинского вектора мы уходим и переходим на южный турецкий берег?
Манзолевский:
- Это заметили и в соцсетях. Было много реакции. Многие украинцы обижались даже.
Я думаю, что дело вот в чем. Сам по себе украинский конфликт у нашего государства не стоит в приоритете. Гораздо приоритетнее борьба с ИГИЛ.
Чесноков:
- А почему? Да, ИГИЛ далеко, а Украина-то близко.
Манзолевский:
- Как сказал наш президент, этот конфликт на Ближнем Востоке, он придет к нам. А по поводу Украины, у них идет гражданская война и мы сейчас уже поняли, что здесь не следует искать проблемы для нашего государства.
Чесноков:
- Вы такой патриотический блогер. Патриотам в России не всегда жилось хорошо. Пушкина убили, Лермонтова убили…
Нашикян:
- Как  вам живется, Андрей? На что вы живете? Как вы зарабатываете?
Манзолевский:
- Где я работаю? Как я получаю зарплату? Я работаю в одной инвестиционной компании в Санкт-Петербурге. У меня ненормированный рабочий график и это мне не мешает заниматься блогом.
Чесноков:
- Я почитал ваш блог. И там, конечно, есть некоторые записи о России, может, одна из двадцати. Остальное – Турция, Украина, США, ИГ. Вы, патриотические блогеры, о чем-либо, кроме внешнеполитической повестки, можете писать, что в России все хорошо, что вы о ней не пишите?
Манзолевский:
- Меня больше интересует внешняя политика нашего государства.
Чесноков:
- Интересно. Перейдем непосредственно к теме. Андрей, почему крымский сценарий был реализован в Крыму, но когда в Новороссии произошли ровно те же события, люди с теми же флагами стали выходить, почему крымский сценарий не был реализован в Новороссии?
Манзолевский
- Там был не совсем тот сценарий. Крым проводил референдум за присоединение к России, а Украина – за отсоединение от Украины. В этом главная разница.
Нашикян:
- В одном из ваших текстов вы пишете, что убеждены в том, что Россия должна противостоять пагубному действия Запада и восстановить то, что было потеряно после распада СССР. Что вы хотели бы вернуть из советского прошлого?
Манзолевский:
- Я думаю, что надо брать все самое хорошее, что есть сейчас, что было раньше и это реализовывать.
Нашикян:
- А что самое хорошее в СССР?
Манзолевский:
- Те же самые социальные гарантии, понятие своего будущего более ясно. Отношение других государств. Оно кардинально изменилось. Это хотелось бы вернуть.
Чесноков:
- У вас на аватарке Ленин. Вы почту и телеграф захватывать планируете?
Манзолевский:
- Этим заниматься не собираюсь.
Чесноков:
- Андрей, у вас Вконтакте очень веселый демотиватор, сепаратистский Но вы не боитесь, что после таких демотиваторов, на Украину намекая, что вот этот сепаратизм бумерангом к нам вернется?
Манзолевский:
- К сепаратизму я никого не призывал и не призываю. А по поводу демотиватора могу сказать, что я в свое время искал информацию, общался с человеком, который сейчас находится на территории Новороссии. И заметил у него этот демотиватор. Он мне понравился и я его репостнул к себе.
По поводу демотиватора в целом могу сказать, что это народный ответ на украинскую пропаганду. Эта подмена понятий «сепаратист».
Нашикян:
- Европа еще в семнадцатом-девятнадцатом веке прошли колониальную экспансию. И уже давно поняли, что присоединять территорию другого государства и брать на себя ответственность за население этого государства, это как минимум, экономически не выгодно. В истории с Крымом и Россией нашими действиями, получается, что мы остались в восемнадцатом веке по историческому самоощущению?
Чесноков:
- И вот Америка, она просто установила управляемый проамариканский режим на Украине. Не стала никого происоединять.
Нашикян:
- Мы опытом Запада не пользуемся?
Манзолевский:
- Тут немножко о другом разговор. Они присоединяли земли с чужим народом, чужие земли, которые им никогда не принадлежали. А мы просто вернули свое.
Нашикян:
- Мы перекраиваем историю. И все должны присоединить то, что…
Чесноков:
- Напомню, что любимый жанр литературы – это альтернативная история. У нас пишут писатели сотни романов в этом жанре. Нравится нам это. И это часть нашего характера.
Напомню. Мы обсуждаем еще и послание президента. Давайте послушаем отрывок.
Вы чувствуете душевный подъем?
Манзолевский:
- Я полностью разделяю эту точку зрения. Я с ней согласен.
Нашикян:
- А вы симпатизируете президенту? Его взглядам?
Манзолевский:
- Все зависит от взглядов. От конкретной темы.
Чесноков:
- 2016 год. Выборы. Вы, наверное, знаете о существовании Общероссийского народного фронта, который хорошие проекты реализует. Получается, что новая партия власти – это ОНФ?
Манзолевский:
- Я думаю, что там по себе Народный фронт создавался нашим президентом как инструмент, благодаря которому можно получать реальную точку зрения от народа. Обратную связь. Это не политика. Это инструмент, которым пользуется президент.
Чесноков:
- Андрей, вы,  наверное, читали о скандальном расследовании, которое сделал Адольф Алоизович, то есть,  Алексей Анатольевич Навальный в отношении господина Чайки, мол, тот чуть ли не детей живьем ест. Ваш комментарий?
Манзолевский:
- Алексей не в первый раз выкладывает расследования. Я не знаю, как там дела на самом деле, но в блогосфере присутствует мнение, что делается это не просто так. По чьей-то указке.
Чесноков:
- Это самое интересное. А по чьей указке?
Манзолевский:
- Не могу ответить.
Нашикян:
- А какие у вас мысли по этому поводу?
Манзолевский:
- Мои мысли… Если это делается, значит, это кому-то нужно.
Нашикян:
- А кому это нужно?
Манзолевский:
- Я думаю, что там отрабатываются какие-то гранты. Скорее всего, они не имеют никакого отношения к нашей стране.
Чесноков:
- Андрей, по поводу господина Чайки и якобы коррупционных элементов. Владимир Владимирович сказал, что с коррупцией надо бороться. И на службу коррупционеров брать не будут. А вот уже имеющихся как из наших конюшен вычистить?
Манзолевский:
- Это не первое расследование, которое публикуется Алексеем. Было по яхте Пескова, дачи Шойгу,  про дачу Володина. Но, как показывает практика, когда уже соответствующие органы занимаются изучением этого вопроса, там все оказывается либо не так вообще, либо не полностью.
Чесноков:
- У нас на проводе Сергей.
- Здравствуйте. Барнаул беспокоит.
Чесноков:
- Сколько субъектов федераций будет в России в 20-м году?
- Мне самому интересно, но это неважный вопрос на сегодняшний день.
Чесноков:
- А какой вопрос важный?
- Мне важен тот вопрос, что делает Владимир Владимирович Путин на сегодняшний момент? Мне кажется, я могу ему посочувствовать. Мы с вами сейчас говорим о том, что будет к 20-му году, а он делает сегодня очень существенные дела, поскольку на него можно…
Чесноков:
- А какие конкретно?
- То, что он уже сделал за то время, что он присутствует на своем посту.
Чесноков:
- Благодарю! У нас летят смс: «Послание президента – это болтовня о том, как латать тришкин кафтан. Владимир».
Андрей, мы о сепаратизме говорили. А в марте 14-го года в Петербурге такая молодежная организация «Весна», которая из бывших активистов «Яблока», она организовала арт-акцию. Подали заявление с предложением провести референдум по присоединению Петербурга в качестве коммуны к княжеству Лихтенштейн. Это что такое, Андрей? Почему на этих людей вы, патриоты, еще не написали заявление?
Манзолевский:
- Заявление у них приняли. И потом оно было отклонено после первого этапа в связи с абсурдностью. Сами основатели этого движения говорят, что их акция была провокацией, направленная на патриотические настроения, которые в тот момент царили у нас в стране. Это был пиар. А судя по тому, что в миллионном городе они собрали что-то  около трех с  половиной тысяч сторонников…
Чесноков:
- Причем, не все из Петербурга.
Манзолевский:
- … это ни о чем.
Чесноков:
- У нас на линии Александр.
- Я понял так, что либеральный путь развития экономический забуксовал. Мое мнение, может, грубо будет сказано, но надо быть или дебилом, или предателем, чтобы не понять одной простой истины, что надо развивать свою экономику, свое сельское хозяйство. А послание почитаешь – одно и то же! И мы приближаемся к той истине, которая была в начале двадцатого века, когда верхи не хотят и не могут сделать! А низы не хотят так жить дальше!
Нашикян:
- Я не согласна. В прошлом году президент сказал, что экспорт сельского хозяйства составил почти 20 миллиардов долларов.
Чесноков:
- Он в этом году сказал про экспорт в прошлом году.
Нашикян:
- Я про это и говорю. Мы развиваемся. А что на сегодня на треть больше, чем доходы от продажи вооружения.
Чесноков:
- Европа подсела на нашу зерновую иглу. Вот в чем ужас. А для нас радость.
Нам уже шлют смс. «Просьба ведущего не придуриваться!». Да, я придуриваюсь. И, похоже, вам это нравится!
Мы обсуждаем послание Владимира Владимировича Путина. И вот давайте послушаем отрывок.
Сказал, как отрезал. И это правильно! Елена, Андрей, вы когда-нибудь сталкивались с коррупцией?
Нашикян:
- Невозможно не столкнуться. И, думаю, вопрос не где. В любой части мира сталкиваешься с коррупцией.
Манзолевский:
- Как с таковой, слава богу, нет.
Чесноков:
- Один раз в 2005 году я столкнулся на бытовом уровне. Я ехал в метро и на переходе метро «Таганская» - «Марксистская» меня остановил милиционер, а я жил и живу в Московской области. И мне тогда было лет 18. И он попросил меня прописку. «Вы тут живете без прописки!». Отвел и говорит: «У вас деньги есть?». Это был 2005 – й. «Сколько?» - «Сто рублей». Я говорю: «Нет, я вам не дам эти деньги!». Он говорит: «А мы направим по месту учебы, и с вас возьмут штраф за нарушение режима прописки». И мы минут десять пикировались.
Нашикян:
- Ты дал сто рублей?
Чесноков:
- Я не дал. Но он так поразился! Вы, говорит, первый человек, который пошел на принцип.
Мы сами провоцируем коррупцию!
Нашикян:
- Нам пишет Игорь: «Наш президент похож на кота Леопольда. Мыши в лице чиновничества дербанят все подряд, а он: ребята, давайте жить дружно!».
Чесноков:
- А что? Он должен быть, как чудовище? И всем глотки перегрызать? Ну, нет!
Манзолевский:
- Президент у нас не является карающим органом.
Чесноков:
- Он медиатор, который поддерживает общество, чтобы в нем мир был. Гармония.
Андрей, что дальше-то ожидается? Босфор и Дарданеллы будем брать?
Манзолевский:
- Государственная политика, наверное, наша ясна. Мы будем соблюдать международные законодательства. Проливы брать даже смысла никакого нет, потому что имеется соглашение. Оно называется «Соглашением Антре»,подписанное, по-моему, в 1936 году, которое Турция, как она неоднократно заявляла, будет продолжать соблюдать.
Нашикян:
- Герман пишет: «А как же бороться с коррупцией без Навального?» Навальному верят и верят тому, что он пишет.
Чесноков:
- Там у него целая команда.
Манзолевский:
- Я думаю, что этим должны заниматься компетентные специалисты, а не блогер Алексей Навальный.
Чесноков:
- Какой блогер Андрей Манзолевский скучный!
У нас есть звонок! Александр!
- Добрый вечер! Я из Подмосковья. Я вспоминаю речь Владимира Владимировича в 99-м году, когда он сказал, что нам (он тогда был премьер-министром назначен), что наша первая задача – слезать с нефтегазовой иглы. С той поры мы влезли на эту иглу еще больше. Насчет Сирии, туда нам надо было идти еще года два назад. Может, и больше.
Чесноков:
- Спасибо. А вот я не согласен, что мы влезли на нефтяную иглу. Мы не поставляли за границу самолеты 15 лет назад, а сейчас Мексика купила 16 самолетов. Мы зерно поставляем в Европу и другие страны.
Генрих, слушаем вас!
- Здравствуйте! Я по поводу того, сколько будет регионов в России. Один известный политик российский сказал не так давно: либо мы построим качественно новое общество в России, либо  Россия развалится. Это сказал человек по фамилии Путин. Поскольку после этих слов ничего не последовало, никаких дел по строительству качественно нового общества, надо ждать развала России.
Чесноков:
- А что должно последовать?
- Президент сказал, что надо построить качественно новое общество.
Нашикян:
- Как его надо построить?
- Нужно построить новую экономику, создать прорывные технологии в энергетике. Поменять структуру экономики. Перейти к новым отношениям между людьми, исключив насилие. Управляющие органы, губернаторов и правительство, их зарплаты должны зависеть от уровня жизни населения в регионах и в стране. Думаю, этого достаточно будет для начала перехода в новое качество.
Чесноков:
- Генрих, вы сами что-нибудь сделайте тоже! Хотя бы на своем маленьком вверенном вам участке.
- Я делаю на своем маленьком участке. Я развиваю теорию философии в блоге.
Манзолевский:
- Наш слушатель сказал абсолютно правильные вещи. Но, на мой взгляд, общество уже меняется. И мы к этому всему идем. Возможно, медленно. Еще несколько лет назад люди не занимались, не выкладывали, как Навальный, свои расследования. Не говорили о преступлениях. А сейчас общество стало более активно.
Нашикян:
- Растет гражданское общество.
Манзолевский:
- Да.
Нашикян:
- В 2007 году центр стратегических разработок смоделировал будущее России к 2020 году. И согласно докладу мы вполне можем войти в число развитых постиндустриальных стран,  где доля среднего класса может достигнуть 50 процентов от всего населения, доля услуг ВВП и занятости приблизится к 70 процентам. Сейчас мы в преддверии 16-го года. Со времени доклада прошло 9 лет. Осуществимы ли данные прогноза?
Манзолевский:
- Я затрудняюсь. Не очень знаком с этим вопросом.
Чесноков:
- Мы постоянно про Навального. А вот я скажу. Есть такое человек Илья Бектин. Он не столь на слуху, может, потому что Путина не ругает. А что он сделал? В названиях тендеров очень многих госзаказчики меняли русские буквы на латинские. И не можешь найти тендер. И Илья Бектин сделал так, чтобы это запретили. И он сэкономил бюджету много миллиардов рублей. Вот настоящая борьба с коррупцией!
Нашикян:
- Смс от Германа, который писал про Навального. «Навальный достаточно в теме, чтобы считаться компетентным. А так называемые «лица» не лица, а  рыла, причем, в пуху».
Чесноков:
- Сложная метафора. Я ничего не понял.
Андрей, как стать топовым блогером?
Манзолевский:
- Нужно, чтобы тебя читали. Нужно интересно писать.
Чесноков:
- О чем?
Манзолевский:
- О том, что тебя, действительно, интересует.
Нашикян:
- А еще я знаю, что вы входите в десятку самых читаемых блогеров на Украине.
Манзолевский:
- Это так. Если примерно прикинуть и стоял  бы у меня Санкт-Петербург, я бы в десятку Петербурга тоже бы входил.
Чесноков:
- «Джинсу» вы когда-нибудь постили? Проплаченные посты.
Манзолевский:
- Нет. Не было. Если меня просят помочь, и эта тема мне интересна, я ее с удовольствием публикую.
Чесноков:
- А к вам обращались с предложениями о чем-нибудь написать за деньги?
Манзолевский:
- Конечно.
Нашикян:
- Вы пишете за деньги?
Манзолевский:
- Бывают обращения. Но я стараюсь этим не заниматься.
Чесноков:
- А какие темы предлагают?
Манзолевский:
- Коррупционные.  Предлагают очернить какое-нибудь госучреждение.
Чесноков:
- И сколько предлагают?
Манзолевский:
- Не знаю. Я сразу отказываюсь.
Нашикян:
- Это смешно – обращаться к патриотически настроенному блогеру…
Чесноков:
- Может, они ко всем подряд обращаются?
Манзолевский:
- Думаю, да. Просто бегают по рейтингу.
Нашикян:
- А от органов власти поступают предложения?
Манзолевский:
- Нет. Заказуху всегда видно. Это делать бессмысленно.
Чесноков:
- У нас на линии Борис.
- Добрый вечер! По поводу разговора. Обращения довольно бессмысленные все эти до тех пор, пока не поменяется парадигма. Пока в основе всех телодвижений лежит рентабельность и стяжательство, ничего измениться не может, потому что и коррупционная составляющая, и воровство, и вывод денег за рубеж – в основе всего есть один постулат. Это стяжательство. На любой бизнес, который вот в этом… Не в смысле «дело». «Дело»  по-русски – это не бизнес по-английски.
Чесноков:
- Это общее дело. Помните «Философию общего дела» философа Николая Федорова?
- Я пытаюсь донести свою мысль. В понятие бизнеса вкладывается извлечение прибыли. А в понятие дела – производить что-то. Создать продукт. По-русски «дело» - это создавание конкретного продукта.
Чесноков:
- А у вас свое дело есть?
- Да. Свое дело есть. К сожалению, именно с точки зрения денег оно, вернее, к сожалению или нет, не знаю, но оно не может быть рентабельным по определению. Тем более, в этих условиях. У меня специальность «бортовые вычислительные системы и комплексы», а так как я заканчивал МАИ в конце 80-х – начале 90-х, в то время моя специальность была не востребована. Но программирование, электроника – это то, что мне нравится. И я этим занимаюсь.
Но не это важно! Дело в другом. До тех пор, пока мы не изменим коренным образом парадигму подхода к тому, чего мы хотим, а мы хотим денег, все-таки?
Чесноков:
- Это вопрос вечный, чего мы хотим и куда мы идем!
- Неправда!
Чесноков:
- Андрей, у вас есть информаторы и источники на Донбассе. Вы часто общаетесь с ополченцами. Каков ваш прогноз сценария для Донбасса?
Манзолевский:
- Мнения разные. Ребята из ополчения показали сейчас, что они готовы стоять до конца. Но я так же не могу исключать варианта автономии. Если в составе Украины, это тоже возможно. Они боролись-то за отсоединение от Украины не из-за лучшей жизни. И, думаю, если власть не одумается по поводу того, что они делают, то придут их конкуренты. И они уже будут договариваться.
Чесноков:
- По-вашему, есть шансы-то, что украинская власть одумается? Они же на коротком поводке у известно кого.
Манзолевский:
- Я думаю, что им конкуренты помогут, если они сами не одумаются. Народ уже устает отвойны.
Чесноков:
- У нас на линии Феликс.
- Здравствуйте. Москва. Я  бизнесмен. По поводу бизнеса. С бизнесом у нас, к сожалению, индивидуального предпринимателя убивают, ООО убивают. А у нас растут только монополисты. Пример тому: казахстанская водка под видом «Парламента» и брендовых названий течет спокойно через казахстанско-российскую границу, через Челябинскую область. Потому и отравления.
Чесноков:
- Потому что мы в таможенном союзе, вот и…
- Второе. У нас борьба с преступностью. Возьмите Таганско-Краснопресненскую линию. Таджики на «Комсомольской», на «Марксистской» линией спокойно торгуют регистрацией. И полиции хоть бы хны.
Чесноков:
- А вы заявление писали?
- Там обращались общественники. Говорят, мы их задержим, а линейщики их отпускают.
Чесноков:
- Вы видели, что на «Выхино» этот гадюшник разогнали? Потому что заявление было!
- Бороться надо нам,  общественникам! Потому что мы, к сожалению, молчим. У нас один только а’ля Навальный непонятно, какой человек. А мы должны!
Нашикян:
- А что вам мешает, Феликс?
- Выходим. И сейчас я борюсь с таким вопросом, как кальяны, эти дымовые электронные сигареты. Восьмилетние мальчишки курят у метро «Университет»! Покупают спокойно в торговом центре.
Нашикян:
- А им продают?
- Конечно! Спайсы отменили, а кальяны эти электронные продают. Якобы там масла. Такой бред!
Чесноков:
- Создавайте свой общественный проект! Только народ эту проблему может решить! Путин же не может быть везде!
Нашикян:
- И все нам пишет Герман: «Бизнес аморален!».
Андрей, большинство наших слушателей считает, что бизнес аморален, мы живем советским прошлым?
Манзолевский:
- Я бы не обобщал. Я считаю, что бизнес – это здраво. И к своему прошлому тоже надо относиться с уважением. Это моя точка зрения.
Чесноков:
- Андрей, а вы в армии служили?
Манзолевский:
- Я учился в институте.
Чесноков:
- Сейчас вы не учитесь в институте?
Манзолевский:
- Нет, но у меня уже возраст…
Чесноков:
- А семья у вас есть?
Манзолевский:
- Нет.
Чесноков:
- Вы планируете?
Манзолевский:
- Конечно.
Чесноков:
- Вы готовы родить трех детей и воспитать их? Дать им достойную жизнь?
Манзолевский:
- По поводу трех, не знаю. Но двух точно готов! Морально.
Чесноков:
- Я ехал этой весной в железнодорожную экспедицию, в Воркуту с другим петербургским блогером Сергеем Сигачевым. И мы возвращались оттуда по трансполярной магистрали через полярный Урал. С вахтовиками, которые 4 месяца жили на буровой. И этот вахтовик в месяц получает 100 тысяч рублей. И мы были первыми людьми, которых они увидели за 4 месяца. И я подумал, если бы они ехали год назад? Когда была русская весна и Крым? Тогда получается: Крым присоединили, а люди возвращаются и не знают!
Андрей, на какой земле повторится крымская история?
Манзолевский:
- Я не могу загадывать. Все зависит от волеизъявления народа.
Чесноков:
- И первого лица. Об этом нельзя забывать.
Манзолевский:
- Конечно. По нашей Конституции мы присоединяем регионы только по взаимному согласию.
Чесноков:
- Дай бог, чтобы все решалось по взаимному согласию!

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ПОДПИСЫВАЙСЯ НА МОЙ КАНАЛ В ТЕЛЕГРАМЕ! Чтобы стать читателем канала, установи приложение на смартфон или планшет, перейди по ссылке…

  • Совершенно секретно и ничего не понятно

    Не стал бы читать расследования Беллингкэта (Bellingcat), если бы не сегодняшний вброс про Нидерланды. Но пришлось, поэтому выкладываю, как есть.…

  • Скажи, чей ты, и проваливай из страны

    Целый день в ТОПе ЖЖ висит пост о том, что мы, российские граждане, неправильно используем местоимения. Наш, наши, наше. Да, у меня…

promo manzal february 12, 16:58 712
Buy for 50 tokens
Полный бред и истерику, которая идет по Сети, пора прекращать. Из каждого утюга льется дезинформация, непроверенные факты и откровенные наглые вбросы. Сцены, разыгранные по ролям, растущее на дрожжах число 200-х, утопические истории, одна краше другой – уже 4 дня кто-то целенаправленно…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments